main page

Динамика / Рубрика автора

12.12.2007

Автор выпуска: Алексеева Варвара

ПОЧУВСТВОВАТЬ ПАРТНЕРА
На фестивале ЦЕХ показали «Притяжение» Челябинского театра современного танца и «Антидот» «Liquid theatre»

специально для www.dance-net.ru

Автор фото: stranger
Автор фото: stranger

В один вечер на фестивале ЦЕХ показали два непохожих танцевальных спектакля, которые зрители, забирая одежду из гардероба, тем не менее сравнивали. На самом же деле спектакль «Притяжение» бессменного руководителя Челябинского театра современного танца Ольги Поны так же близок к перформансу «Антидот» молодой труппы «Liquid theatre», половина участников которой тоже прибыла из Челябинска, как житель инопланетных галактик к землянину. И если лунноликое население «Притяжения» существует в каком-то абстрактном неопределимом мире, то герои «Антидота» - обычные офисные работники в серых костюмах.

Ольга Пона не просто хореограф со стажем, лауреат многочисленных премий, она пионер российского современного танца и именно ее спектакли долгое время представляли этот вид искусства за рубежом. С точки зрения хореографии у Поны всегда выверенные точные спектакли. И хотя «Притяжение» на фестивале анонсировался как «work in progress», то есть неоконченная работа, хореографически она тоже сделана почти безупречно. Вот только идея спектакля так и остается невнятной.

Герои «Притяжения» будто обитают в пространстве зоны из фильма Тарковского «Сталкер», которая внешне ничем не отличается от любого среднерусского пейзажа, но каждый порыв ветра, звук (или его отсутствие) здесь воспринимаются как нечто наделенное иным смыслом. Правда, если в «Сталкере» все понятно и про зону и про героев, то спектакль «Притяжение», сотканный из таинственности и многозначительности, ничем не проясняет туманного описания в программке, где пишется что-то о притяжении и отталкивании людей от земли и друг от друга. В сущности, работа остается на том же уровне зашифрованости, что и ее описание.

Перформанс «Антидот» Liquid Theatre, который показали во втором отделении, гораздо ближе к народу, да, и к тому, что в учебниках называется народным театром. Обычно осваивающие несценические площадки (заводы, улицы) «ликвиды» доказали, что и на академической сцене чувствуют себя очень уверенно.

Спектакль начинается еще в фойе, когда люди в сером с папками подмышками втираются в толпу и делают дикие вещи – могут встать на голову, например, после делового телефонного разговора. На сцене они – клоуны, разыгрывающие сценки офисной жизни. Мужчины ходят с серьезными напряженными лицам, друг друга задирают, а потом в качестве разрядки азартно с разбегу шарахаются о стену. Девушки все время кокетливо поводят глазками и, положив бумажки на спустившийся сверху штанкет, на котором обычно подвешивают софиты, быстро стучат по ним пальцами, воспроизводя ровно тот звук, что издает клавиатура при печати. В перерывах между работой они тараторят, членораздельно произнося лишь важные вещи: «бентли», «ферари», «ногти», «да, он сволочь!».

В «Антидоте» множество эффектных пластических и цирковых трюков, но в едином гомерическом восторге зрительный зал, наполовину заполненный профессиональными танцовщиками, объединила финальная сцена, в которой офисные работники участвуют в тренинге по расслаблению. Рядовые наставления типа «расслабьтесь», «почувствуйте связь с полом», воспринимаются людьми в строгих костюмах настороженно. Если тренер (Светлана Ким) говорит: «лягте поудобней», - то девушки застывают в эффектных позах подперев голову локтем, а мужчины напряженно укладывались на пол, поглядывая, что делают остальные. Зато команды «раскройтесь-закройтесь» и «почувствуйте партнера» участников воодушевили, и они дружно начали тискать друг друга. В итоге и тренер, предложила отпустить партнера, но напомнила, что он после этого может и не позвонить.

Случайное фестивальное объединение спектаклей лишний раз доказало, что танец может существовать только на своей территории и говорить исключительно на своем зыке, а может использовать смесь циркового, пластического, театрального – каких угодно - языков. Он имеет право быть разным, но на фоне танцовщиков Челябинского театра современного танца с нарочито стертыми лицами, живые ироничные актеры «Liquid theatre» смотрелись еще более выигрышно. the end