main page

Динамика / Рубрика автора

29.04.2008

Автор выпуска: АнтонФлеров

ВЕЧНЫЕ ЛЮБОВНИКИ
Обменные гастроли дюссельдорфского Deutsche Oper am Rhein в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко начались с балета Прокофьева "Ромео и Джульетта" в постановке Юрия Вамоса.

специально для www.dance-net.ru

Фото номера

Балет Deutsche Oper am Rhein является старейшим в Германии. Труппа не относится к категории ньюсмейкеров, однако крепкий состав и сбалансированный репертуар, сочетающий классику XIX и XX веков с современными постановками вплоть до Форсайта и Эка, позволяют ей крепко стоять на ногах.

Кроме того, Deutsche Oper am Rhein принадлежит к той счастливой категории балетных компаний, во главе которых стоят действующие хореографы. Венгр Юрий Вамос был назначен художественным руководителем театра около 10 лет назад и обеспечил уникальные постановки, которые и создают репутацию серьезного балетного коллектива. Показанный в Москве балет "Ромео и Джульетта" (1997 год) считается одним из самых успешных примеров сотрудничества Вамоса с Deutsche Oper am Rhein.

Постановщик перенес шекспировскую трагедию в 30-е годы XX века, с полной достоверностью воспроизведя костюмы и мафиозные повадки обитателей муссолиневской Италии. Однако, с консерватизмом, достойным старейшего театра страны, Вамос поставил традиционный сюжетный спектакль, полностью сохранив шекспировский сюжет и характеры. Сочинив оригинальную хореографию, построенную на классических позициях и па (хоть здесь и используется принятая в современном танце свобода рук и корпуса), Вамос все же делает несколько реверансов в сторону канонической постановки Лавровского.

Сцена лаконично оформлена тремя плоскостями серебристых колоннад, которые превращают ее то в городскую площадь, то в бальную залу, то в комнату Джульетты, однако безошибочно производят ощущение безнадежной замкнутости пространства. Даже небо в этом мире заключено в черный квадрат, оставляя ощущение фрески на стене.

Жители этого города, как и небо, остаются картинными и картонными. И Тибальд сокращен до игры мускулами, Парис – до застегнутого пиджака, губернатор – до руки, появляющейся из окна черного воронка, а мафиози в сцене бала у Капулетти становятся пародией на живых мертвецов в известном хорроре. Они нестрашные, просто неживые. Вамос наделил их нехитрыми танцами, которые не раздражают, однако остается иллюстративными, даже буквальными. Впрочем, артисты продемонстрировали отличную выучку, успешно справившись и с пуантной техникой и характерными каблуками, танцевали с азартом и пониманием того, что танцуют.

А жизнь на сцене сконцентрировалась в широко обнимающей растопыренными пальцами воздух Джульетте (исключительная Сюзанна Кайц) и ползающем на корточках по балкону Ромео (Михалом Матыс). Постановщик сумел выразить подростковый азарт и одновременно страх любовников, наделив их ломаной пластикой в купе с резкими вскоками и шпагатами. Да и не любовники они, они не даже почти не смотрят друг на друга. Они не влюбились, они просто нашли друг друга, они не знают, что делать друг с другом, но и не могут друг без друга. Она мечется между кроватью и алтарем пока его нет, а он толком не способен выразить печаль, когда узнает о ее смерти. Да что там... в склепе Джульетты Ромео движется лучше, чем когда остается один. И не напрасно Вамос в нарушение всех правил и канонов дарит Ромео предсмертный дуэт с проснувшейся чуть раньше, чем он умер, Джульеттой. Поскольку и умереть они могут только вместе, свернувшись-слипшись в клубочек.

И на фоне этого воссоединения остаются совершенно неважными примирения семейств или другие телодвижения пресонажей-картонок. Хореограф смело опускает эти эпизоды, оставляя зрителей с тихим и теплым печальным вздохом. the end

Читайте так же статью Анны Галайда

НЕЗАТЕЙЛЕВАЯ ПРЕЛЕСТЬ

Второразрядная балетная труппа привезла спектакли, по которым соскучился российский зритель

И другие статьи в рубрике пресса