main page

Динамика / Рубрика автора

01.05.2008

Автор выпуска: Антон Флеров

ПРОСТАЯ МЕТАФИЗИКА
Балет Deutsche Oper am Rhein показал в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко балеты Юрия Вамоса "Весна священная" и "Эрда".

специально для www.dance-net.ru

Вторая программа, привезенная в Москву балетом Deutsche Oper am Rhein, должна была продемонстрировать возможности труппы в современной хореографии. В этот вечер зрителям показали оригинальную постановку "Весны священно" на мистическую музыку Игоря Стравинского" и новую продукцию труппы – балет "Эрда" на музыку Петериса Васкса.

Гениальную партитуру Стравинского не ставил разве что ленивый. Поскольку танцевать первобытные радости языческой Руси неактуально, то хореографы, как правило, предлагают разные степени абстракции на тему сексуальности, инициации, женского-мужского и иные вневременные вопросы. Юрий Вамос, однако, без четкого сюжета ставить не может. Он представил вполне конкретную историю с внятным любовным треугольником и иллюстративной хореографией. При этом, хореограф раскрепостился в музыке настолько, что забывал о самой партитуре и "Пляску избранницы" отправил танцевать главного врага и насильника этой избранницы.

Сюжет спектакля строится на конфликте между племенем в желтых трусах, явно малооперившимся и в начале спектакля ходившем на четырех конечностях, и племенем в красных трусах, более матерым, с более мощными мужчинами. Тема сексуальности у желтых четко не выделена, они все понимают быстро и вскользь, разбиваются на необязательные парочки и переходят к бытовым разборкам. У красных сексуальный напор помощнее (главного красного исполняет фактурный Валерио Манганьянти). Ему и поддается одна из желтых (Каори Морито), оставляет своего возлюбленного (Алексей Афанасьев), о чем затем жалеет и бросается в кратер вулкана.

Вулкан является доминантой не только сценического пространства, но и действия – вокруг него зарождаются желтые, к нему стремятся, из него появляются красные, в нем все и гибнут. Видимо, вулкан и должен был воплотить ту метафизику, от которой никуда не деться в музыке Стравинского, символизируя начало и конец всего сущего. Впрочем, вулкан у постановщика остается, прежде всего, вулканом.

Дисциплинированные танцовщики четко воспроизводят как классические па, так и модерновые изгибы тела, сломанные руки и волны, поставленные хореографом. Танец, впрочем, оставляет их равнодушными, ибо для них сексуальную революцию пережили родители, а трагедия главных героев остается лишь треволнениями этих трех. На их фоне исключительно выделялась главная героиня: японка Каори Морито танцевала самозабвенно и мощно, используя каждый мускул, каждую клеточку своего тела вплоть до задранных к ушам плеч, до заплетенных в мелкие косички волос, вибрировала в статичных эпизодах и напоминала скорее амазонку, нежели жертву. Ее мускулистое тело единственное на сцене создавало ощущение абсолютной наготы… или обнаженности, и преодолело целую серию метаморфоз – от утячьей неустойчивости, до статуарной монументальности на вершине вулкана. И очевидно, что она сама выбрала свою судьбу, своих мужчин и свою смерть.

Второй балет программы "Эрда" отсылает к германской мифологии, к теме Норн, которые управляют судьбами человеческими. Именно Норна становится главным персонажем этого опуса. Норна, впрочем, не сильно отличается от людей… разве что стоит на пальцах. В остальном же также капризна и взбалмошна. Она в итоге губит все человечество, впрочем, гибнет и сама.

Мифический сюжет стал для Вамоса еще одним поводом по-немецки прямолинейно продемонстрировать прекрасные тела своих артистов, без единого намека на традиции классической немецкой философии, не сообщив зрителям ровным счетом ничего за рамками фитнес-канонов. the end