main page

Динамика / Рубрика автора

19.03.2009

Автор выпуска: Екатерина Васенина

СИЛЬВИ - ИМПЕРАТРИЦА-АНАРХИСТКА
Танцовщица-комета Сильви Гиллем выступила на мхатовской сцене

специально для www.dance-net.ru

Фото номера

В программе фестиваля «Золотая маска» «Легендарные спектакли ХХ века» в этот раз – три кометы мирового современного танца, сумевшие доказать, что современный танец может быть грандиозным и великим. Благодаря этим трем кометам танцевальный модерн, родившийся в Америке в начале 20 века и ставший к 90-м постмодерном, к концу века окончательно признан и уважаем в балетной среде, долго воспринимавшей «современщиков» как незаконных наследников и нахалов. Свидетельством интереса к современному танцу в России в период кризиса стало то, что билеты на спектакли танцевальных легенд были раскуплены еще зимой, а цена доходила до 15 тысяч.

Сильви Гиллем, Уильям Форсайт и Иржи Килиан начинали с классического балета. Это спасло их от нападок балетного лобби и составило фундамент их мастерства – тело танцовщика, даже народного танца, не отстраивается без балетного станка. Форсайт и Килиан быстро ушли в балетмейстерство: Килиан изучал возможности абстрактного танца и пластического сюрреализма, Форсайт в хореографии подошел к пределам безумия гениального математика танца. Last Touch First чеха Иржи Килиана, много лет работающего в Нидерландах, мы увидим 27-28 марта на Новой сцене «Мастерской Фоменко». Постановку Королевского балета Фландрии Impressing the Czar американца Уильяма Форсайта – 29 марта на Новой сцене Большого.

Даму пропустили вперед. Француженка Сильви Гиллем к 43 годам (в ее случае возрастом можно только гордиться) сохранила тело гимнастки и прима-балерины: всемогущее, поджарое, атлетичное, длинные бедра, невероятный размах ног и рук, дышащая спина, «включенное» лицо. Девчонка в жизни, Брунгильда на сцене. Любимица Рудольфа Нуриева, Гиллем танцевала в Парижской опере в нуриевских балетах Джульетту, Золушку, Китри. Любимица Мориса Бежара, в бежаровских балетах Гиллем была главной в «Болеро», «Весне священной». Елизаветой Австрийской - в бежаровском куртуазном костюмном балете «Сисси, императрица-анархистка», сочиненном специально для нее. Название балета – как сон в руку: Гиллем порывает с классическим балетом на сцене (он все равно живет в ее теле, в каждом движении она неизменно держит стальной апломб), и погружается в стихию современного танца, всегда требующей от балетных полной перестройки мозгов, самостоятельного мышления, разрешения себе фантазии. Для Гиллем, чей нрав всегда соответствовал званию «императрица-анархистка», вызов современного танца стал возможностью доказать себе и миру, что только в современном танце может раскрыться свободомыслящая балерина («evidence» - доказательство, Evidenсia – так называется самый известный фильм о Гиллем).

Программа Push, которую она привезла в Москву и показала на сцене МХТ имени Чехова, составлена из спектаклей разных лет – трех соло и одного дуэта. Push - с английского – толчок, удар, энергичное усилие, наступление, продвижение вперед. Все это – про Гиллем и ее взаимоотношения с танцем и миром. Ее присутствие на сцене убеждает, что человек всемогущ. Что он не слаб, соплив и растерян, как декларируют, а равен вселенной, потому что носит в себе ее часть. Гиллем не оттанцовывает музыку (речь о ее соло – Карлоса Монтойи и Энди Коутона), а открывает в ней новые смыслы, неожиданные всплески интонаций и возможностей. Она имеет смелость танцевать не в музыку, а вступать с ней в увлекательный диалог равных.

Сочетание силы и плавности. Уверенное и точное окончание танцевальной фразы. Открытость и недоступность космоса. Всеобъемлющая простота. О Гиллем можно писать слогом рекламы швейцарских часов: точность механизма, аристократичный и мощный корпус. О ее партнере, балетмейстере и танцовщике Расселе Малифанте хочется говорить как о реке, которая своим плавным течением вытачивает русло и берега. Его соло Shift («Перестановка», «Перемена») решает формально-философскую задачу – перейти с пятачка сцены на другой пятачок так, чтобы тень на заднике исчезла и раздвоилась. Игра человека с собственной тенью становится анализом эго, аутентичным движением к себе. Мягкость, комфортность жестового костюма Малифанта задает тон в Push, в котором Гиллем открыла дверь в безбрежный мир контактной импровизации – она всегда исследует только тот танец, который ее интересует сегодня и еще таит в себе хоть какую-то загадку.

В Push, поставленном в 2005 году в Лондонском театре Sadler’s Wells, Гиллем приводит публику в упоительные, богатые на открытия для участников танца, но малосценичные сады контактной импровизации. В контактной импровизации интересно участвовать и со стороны она является прежде всего уроком аллертного внимания участников. Но в исполнении Гиллем и Малифанта даже несценичная контактная импровизация превращается в шоу – не только из-за их имен и статуса, но благодаря раскрывающимся в танце и взаимодополняющим друг друга личностям.

Push о том, как важен импульс партнера и пространства и как важно умное слушание и следование этому импульсу. Если в соло Two Гиллем хочет производить впечатление великолепного киборга, пневматичного, мощного, то дуэт Push - о том, что даже киборг может быть укрощен музыкой и мужчиной. В Push Гиллем неузнаваема – металл плавится и течет, хочет быть рекой, рекой сияющей стали рядом с водой, что ее охладит.

В классическом балете архетип дуэта - мужественный он, женственная она. Тут наоборот, тут как в жизни. Женский набор хромосом поделен на двоих и в этом правда. Правда современного мира в необъяснимости, нечитаемости, «темноте» абстрактного танца, и в то же время - в умении координировать движение внутри кажущегося хаоса, которое нам демонстрируют. Гиллем и Малифант в Push – как гонщики среди «чайников» на магистрали – всемогущие как боги, они играют и смеются. Они напоминают – тело каждого хранит множество историй. Мы можем их вспомнить и красиво рассказывать. Мы всемогущи. В каждом из нас вселенная. Только великие танцовщики могут вселять в зрителя такую уверенность.the end

ссылки по теме:

НЕ СОБЫТИЕ

Золотая Маска начала свою спец-программу "Легендарные спектакли и имена XX века" именами Сильви Гиллем и Рассела Малифана.