main page

Динамика / Рубрика автора

16.09.2009

Автор выпуска: Антон Флеров

О ГЕНИЯХ
В рамках фестиваля Российского национального оркестра, Большой театр представил премьеру балета Владимира Васильева "Заклятие рода Эшеров"

специально для www.dance-net.ru

Фото номера

Понять, каким образом премьера одноактного балета попала в афишу фестиваля Российского национального оркестра под руководством маэстро Плетнева довольно непросто. Точно так же как непросто понять, какая сила заставляет театральных чиновников раз за разом доверяться хореографическим задумкам г-на Васильева.

На сей раз жертвой талантов Васильева-хореографа пала музыка американского композитора Гордона Гетти "Сюита предков". На эту вполне мелодичную, сносную для высокобюджетной голливудской мелодрамы музыку американского миллиардера, г-н Васильев решил поиграть в готическую мистику по мотивам "Падения дома Эшеров" Эдгара По. Однако хореография критически не совпала ни с музыкой, ни с историей заклятия и гибели древнего семейства. Взаимоотношения брата и сестры Эшеров и их друга Эргара безнадежно потонули в ничего не значащих страстишках и минуэтиках, растворились на фоне невнятных (почему-то сатирических) танцев, разряженных по моде не только разных времен, но и разных стран, четырех пар предков Эшеров, которые постоянно мешали как солистам, так и друг другу.

Танцевальный язык главного спартака всех времен остается граничащей с плагиатом пародией на хореографию балета, сделавшего его знаменитым. В настоящем опусе страдания выражаются исключительно катаниями по полу, коварство – вывернутыми а-ля Красс пассе спиной к зрителю и ферме с согнутой передней коленкой, а нежность и невинность – выломанными локтями и обводками на оттянутых руках.

Остается лишь надеяться, что молодые танцовщики, занятые в главных партиях, смогли на репетициях получить хоть немного бесценного опыта Васильева-танцовщика. А сюита из "Лебединого озера" Чайковского, исполненная оркестром маэстро Плетнева после антракта, исполненная без всякой мистичности, которую приписывают этой партитуре, с тончайшим чувством театральности, виртуозной артикуляцией и свободой, заставила посожалеть о том мельтешении на сцене, который зачастую представляет собой исполнение балетов и балетиков.the end