main page

Динамика / Рубрика автора

28.09.2009

Автор выпуска: Екатерина Васенина

НЕОБХОДИМОСТЬ РОМАНТИЗМА
Эвритмисты во Дворце на Яузе

специально для www.dance-net.ru

Фото номера

Уже в прошлом сезоне Дворца на Яузе, ставшем для обновленного ДК МЭЛЗ первым после реконструкции, эта площадка заявила о себе как о новаторской и не чуждой показу интереснейших явлений мировой культуры, находящихся сейчас в тени. Первый полноценный сезон (открывались под Новый год, и прошлый сезон целиком не считается) начался гастролями уникального международного проекта «Симфония Эвритмия», оркестрованного живым исполнением камерного оркестра «Гнесинские виртуозы» под руководством Михаила Хохлова.

Участниками проекта стали два коллектива – швейцарская труппа Гетеанума, созданная в городе Дорнах рядом с Базелем, где зарождалось сто лет назад искусство эвритмии. Дорнахский коллектив считается на сегодня самой известной эвритмической группой, определяющей основные направления развития художественной эвритмии в мире. Хореографию ансамбля сочиняет Карина Шмидт.

Второй участник «Симфонии Эвритмии» - немецкий ансамбль Эльзы Клинк - также имеет отношение к истокам эвритмии. В 1924 году Рудольф и Мария Штайнер основали в Штутгарте Эвритмеум-школу - место для интенсивной творческой работы по развитию искусства эвритмии. С 1935 года им руководила Эльза Клинк, чье имя теперь коллектив носит. Сегодня хореографию ансамбля сочиняет Бенедикт Цвайфель.

Эвритмия и считается «зримой музыкой», танцовщики воплощают на сцене мягкими и очень сдержанными движениями рук музыкальные тоны, мелодии и ритм. Да, практически только рук – корпус тела, облаченный в свободную длинную тунику с рукавами-крыльями, может покачиваться, ноги мелко переступать, но отчетливо двигаются только руки. Эвритмисты обязаны сохранять вертикаль – и это обязательство гораздо более строгое, чем даже в классическом балете, где возможны прыжки, поддержки и фуэте. Максимум, что им можно – встать на одно колено, продолжая помнить о вертикале. Ложиться или отворачиваться от зрителя, надолго показывая спину, просто не принято. Сохранение вертикали, прямой линии тела, устремленной вверх в небо, производит впечатление литургии, духовного танца-священнодействия, которое с непривычки – ведь танец стереотипно несет быстрое раскрепощение или эмоционально подстегивает – могло вгонять в сон зрителя-дилента.

Воплощение «Шотландской симфонии» Феликса Мендельсона в пластике тел познакомило с дионисийской, ликующей драматургией эвритмического танца. Мелодические линии духовых и струнных оркестра изображали силы природы и образы, вдохновлявшие молодого Мендельсона в его поездке в Шотландию. Рисование музыки получилось нежным, пасторальным, вопиюще романтическим. Я не знаю, что сегодня может быть скандальнее (и необходимее) романтизма?

«Ламентате» Арво Пярта было вдохновлено монументальной скульптурой Аниша Капура «Марсий» - металлическим красным раструбом, выставленном в лондонской Тейт Модерн. Здесь нежная строгость эвритмического танца преобразилась экспрессией, которая не сделала движения резкими, но добавила им графичности, скульптурности, подчеркнутой специально сочиненной для исполнения Пярта световой партитурой. Торжественность и трагичность войны (Марс – бог войны) была воплощена текучими движениями, отвечавшими на музыку графично и строго. Внешняя скупость жеста не исключает глубины смысловой наполненности, и исполнением «Ламентате» эвритмисты доказали, как может быть интересен духовный танец, использующий тело проводником философских идей и размышлений об идеальном мире.the end